?

Log in

No account? Create an account

блог Фёдора Синельникова

Поверхность истории всегда находится на очень большом расстоянии от того, что кроется в ее утробе


Для чего Третьей Российской державе понадобилось президентство Медведева? Внешнеполитический аспект
sinelnikov_f

Почему Путин не пошел на третий срок в 2008 г., но возвращается в 2012 г.? И для каких целей Третья держава использовала тандем Путина и Медведева? 

Нежелание российской элиты изменять конституцию, ограничивающую непрерывное нахождение одного лица на посту президента – недостаточное обоснование ротации 2008 г. Президент Медведев вскоре после своего избрания изменил эту самую конституцию, увеличив президентский срок до 6 лет, а полномочия депутатов Думы – до 5 лет. Позиция Запада в вопросе о допустимости выдвижения Путина на третий срок в 2008 г. тоже не имела решающего значения. Запад мог поддерживать деловые контакты с пожизненным президентом Путиным, как это делалось с Каддафи, Туркменбаши или Назарбаевым. Про общественное недовольство в РФ в тот период можно даже не вспоминать.

Попробуем рассмотреть этот вопрос в контексте активности Третьей Российской державы на пост-советском пространстве. 

Приход к власти Путина в 1999 г. стал выражением усиления давления Третьей державы на общество – не только в РФ, но и в других странах, находящихся в орбите ее влияния. Но это усиление вызвало ответную реакцию. Несколько бывших восточно-европейских сателлитов СССР и пост-советских республик в период президентства Путина (2000-2008 гг.) усилили свое дистанцирование от РФ, а значит и от Третьей державы.

На пражском саммите NATO в ноябре 2002 г. было достигнуто соглашение о присоединении к блоку Румынии, Болгарии, Словакии, Литвы, Латвии и Эстонии (стали членами альянса в 2004 г.). Польша, Чехия и Венгрия стали членами NATO в 1999 г. В апреле 2003 г. был подписан договор о присоединении к ЕС следующих стран: Польши, Чехии, Венгрии, Словакии, Эстонии, Латвии и Литвы.

Вслед за этим, летом 2003 г. появилась «голландская инициатива» (Нидерланды на тот момент были председателем ОБСЕ) об отправке в Молдову и Приднестровье миротворческого контингента ЕС, который заменил бы российские войска. Эти действия европейцев свидетельствовали об их намерении расширять свое влияние уже не только в Восточной Европе, но и в пределах СНГ, которое российская элита продолжала считать исключительно своей сферой влияния. Ответом Кремля стал «меморандум Козака», предполагавший скорейшее воссоединение Приднестровья с Молдовой и сохранение в Молдове на длительный срок российского воинского контингента. Примечательно, что параллельно с активизацией российской дипломатии на молдавском направлении происходило ужесточение внутренней линии в РФ: 25 октября 2003 г. был арестован М. Ходорковский. Это был знаковый рубеж, после которого резко усилилась конфронтация РФ с Западом. 

Словно реакция на арест и усиление давления Третьей державы, в ноябре 2003 г. происходит революция роз в Грузии. Тогда же молдавским руководством был отклонен «меморандум Козака» о воссоединении Молдовы и Приднестровья. В мае 2004 г. был смещен лидер Аджарии А. Абашидзе (затем укрывшийся в РФ). В ноябре 2004 г. началась Оранжевая революция на Украине, которая привела к поражению В. Януковича, которого поддерживало российское руководство. В марте 2005 г. в Киргизии был свергнут А. Акаев (бежал в РФ). И в том же марте 2005 г. победу на парламентских выборах в Молдове одержала Партия коммунистов, лидер которой В. Воронин заявил о том, что страна будет стремиться к интеграции с ЕС.

25 марта 2005 г. Путин заявил, что СНГ создавалось для цивилизационного развода стран, возникших вместе с распадом СССР, а не для их интеграции. И тогда же он противопоставил СНГ Евразийский экономический союз (ЕвразЭС) и Единое экономическое пространство (ЕЭП).

После череды выразительных внешнеполитических провалов 2003-2005 гг. Третьей державе требовалось выработать новую тактику в отношении государств СНГ. Новая политическая линия требовала и нового лидера РФ. Кампания по выдвижению Медведева в президенты фактически началась в ноябре 2005 г. Более демократичным, чем РФ странам СНГ (Грузии, Украине, Молдове), в той или иной степени тяготеющим к европейскому интеграционному проекту, нужно было продемонстрировать, что РФ, по-прежнему претендующая на роль альтернативного Европе интеграционного центра, не превращается в откровенно белорусско-среднеазиатский режим. Такой демонстрацией и стал отказ Путина от выдвижения в президенты на третий срок.

В период с конца 2005 по декабрь 2007 гг. Третьей державе удалось частично восстановить свои позиции в некоторых странах СНГ. В январе 2006 г. членом ЕврАзЭс стал Узбекистан. В августе 2006 г. Янукович был назначен премьер-министром Украины. В октябре 2007 г. в Киргизии президент К. Бакиев разогнал республиканский парламент и фактически установил свою диктатуру.

Однако эти успехи Третьей державы были весьма скромными. И политический курс на придание режиму РФ менее жесткого внешнего вида был сохранен. Некоторое ограничение давления Третьей державы на общество в РФ и других странах СНГ должно было приостановить нарастание центробежных тенденций. Президент Медведев как раз и персонифицировал этот курс. 

В период президентства Медведева (2008-2012 гг.) не происходит откровенно грубого вмешательства в дела других стран Содружества, не демонстрировавших устойчивого стремления к демократизации и удалению от РФ. Руководство РФ показывало, что оно не будет проводить жесткую политику в отношении стран СНГ, которые не бросят ему открытый вызов и не попытаются решать затрагивающие интересы РФ вопросы с помощью оружия. 

При этом отношения РФ с Грузией, стремившейся к углублению контактов с Западом, предельно обострились. Воспользовавшись обострением грузино-осетинского конфликта, российские лидеры пошли на прямой военное противостояние с Грузией и признали независимость Абхазии и Южной Осетии. Государствам СНГ было ясно продемонстрировано, что удаление от РФ и попытка изменить поддерживаемый ею военно-политический статус-кво в зонах конфликтов силовыми методами, повлекут за собой неминуемую жесткую реакцию. 

Президентство Медведева оказалось весьма противоречивым в плане достигнутых Третьей державой конкретных политических результатов. 

В результате вооруженного конфликта с Грузией в августе 2008 г. РФ фактически ничего не приобрела – Абхазию и Южную Осетию она полностью контролировала и до августа 2008 г. Но Грузию Третья держава точно окончательно потеряла.

От РФ при Медведеве стали отдаляться не только демократические, но и авторитарные государства СНГ. В октябре 2008 г. о приостановке своего участия в работе органов в ЕврАзЭс заявил Узбекистан.

В апреле 2009 г. в Молдове на парламентских выборах вновь победила Партия коммунистов. В ответ в Кишиневе вспыхнули массовые беспорядки. В июле 2009 г. прошли новые выборы в парламент, большинство на которых завоевал Альянс за европейскую интеграцию. На парламентских выборах в ноябре 2010 г. он расширил свое присутствие в парламенте. Попытки РФ повлиять на политическую ситуацию в Молдове оказались тщетными. Главе президентской администрации С. Нарышкину, в декабре 2010 г. прибывшему в Молдову, так и не удалось создать блок из ПКРМ и ДПМ (эта партия в сентябре того же года подписала соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией»). Таким образом, влияние Третьей державы на Молдову в 2009-2010 гг. снижалось.

Киргизский диктатор К. Бакиев не устраивал Москву и был свергнут в апреле 2010 г. Но сам факт демократизации в Киргизии, пусть и не совершенной, представляет собой опасность для Третьей державы. Не случайно Медведев открыто критиковал установление в Киргизии парламентской республики в июне 2010 г.

В период президентства Медведева Третьей державе удалось во многом нейтрализовать последствия Оранжевой революции на Украине. Ключевым событием стала победа Януковича на президентских выборах в феврале 2010 г. Однако даже связанная с ним часть украинской политической элиты оказалась способна противостоять чрезмерным претензиям РФ. Казалось бы, «пророссийский» президент Янукович подчеркивал, что европейский выбор Украины не ставится им под сомнение и вступление Украины в ЕС остается одной из главных задач его политики. Входить в Таможенный союз Украина фактически отказалась. Продавать свою газо-транспортную систему – тоже. С осени 2010 г. началось постепенно нарастающее охлаждение российско-украинских отношений.

Любопытно, что это охлаждение было синхронно изменениям во внутриполитической сфере РФ. 

В конце апреля 2011 г. на встрече в Чернобыле переговоры Медведева и Януковича не привели к решению газовой проблемы (на июнь было запланировано заседание межгосударственной комиссии для обсуждения газового вопроса). А в начале мая Путин выступил с инициативой создания «Народного фронта», что можно рассматривать как его неофициальную заявку на участие в президентских выборах 2011 г. В июне заседания российско-украинской комиссии из-за не преодоленных разногласий сторон так и не состоялось. Затем последовали отмены визитов Медведева на Украину: они должны были состояться в июле (в день рождения Януковича и в день ВМФ РФ в Севастополь). И в том же июле Путин сделал заявление том, что в следующем (2012-м) году будет подписана декларация Евразийского союза. Этот внешнеполитический демарш Путина можно расценивать как очередной шаг в его кампании по выдвижению в президенты. 11 августа президенты России и Украины встретились в Сочи, но официальных сообщений о результатах переговоров не последовало. 24 сентября Медведев предложил выдвинуть Путина кандидатом в президенты на выборах 2012 г. И в тот же день состоялась встреча Медведева, Путина и Януковича в Завидове.

Возможно, что внешнеполитические неудачи Третьей державы в период медведевского президентства, особенно на украинском направлении, повлекли за собой ее возвращение к более жесткой линии. Какой смысл державе снижать давление на РФ и другие страны СНГ, если ей все равно не удается вовлечь Украину в интеграционный проект российской элиты? Остается только воспроизвести прежний более жесткий курс – путинский. Не будучи в силах удержать в сфере своего влияния полу-демократические страны СНГ, Третья держава концентрирует свои усилия на создании более тесного и формально равноправного союза авторитарных режимов (России, Белоруссии и Казахстана). Сразу после своего выдвижения на третий срок Путин в октябре 2011 г. конкретизировал идею создания Евразийского союза.

Возможно, что рокировка 2008 г. и президентство Медведева Третья держава попыталась использовать как диалектически необходимое и намеренно допущенное и контролируемое стагнирование, выдаваемое за спад, после которого она намеревалась войти в состояние нового квази-подъема – уже в период нового (третьего) президентства Путина.

Но путь ужесточения давления Третьей державы на страны СНГ внутренне противоречив: как показал опыт первого этапа путинского президентства (2000-2008 гг.) он стимулирует в них стремление к еще большему отходу от РФ. 

Интеграционные проекты, предлагаемые лидерами РФ, в условиях деградации Третьей Российской державы нежизнеспособны. Остановить центробежные тенденции в странах СНГ, особенно при наличии мощного интеграционного центра (ЕС), деградирующая Третья держава не может. В ее силах только еще на какое-то время только сдерживать их: элиты Грузии, Украины и Молдовы в стратегической перспективе четко ориентированы на европейскую интеграцию. Авторитарные же режимы в СНГ российская элита может удержать в своей орбите только через их экономическое и военное спонсирование. Однако ресурсный потенциал российской государственности на стадии очередного спада Третьей державы весьма ограничен.