?

Log in

No account? Create an account

блог Фёдора Синельникова

Поверхность истории всегда находится на очень большом расстоянии от того, что кроется в ее утробе


Для чего Третьей Российской державе понадобилось президентство Медведева? Внутриполитический аспект
sinelnikov_f



В период первых двух президентских сроков Путина внутри РФ были реализованы несколько проектов, которые вполне соответствовали воле Третьей Российской державы, вошедшей в состояние квази-подъема и стремившейся усилить свое давление на гражданское общество.

Во-первых, первоначальный тандем чекистов и олигархов стал быстро трансформироваться. В период первого президентского срока Путина были нейтрализованы олигархи, владевшие влиятельными СМИ (Гусинский – арест в июне 2000 г.), пытавшиеся влиять на политику в рамках аппаратных игр (Березовский – невозвращенец с ноября 2000 г.), стремившиеся укреплять гражданское общество для его дальнейшего использования в своих целях (Ходорковский – арест незадолго до декабрьских выборов в Думу в октябре 2003 г.). Впоследствии произошла еще одна метаморфоза. Чекистская верхушка, занимая ведущие государственные посты, сама стала частью российской олигархии, причем первенствующей внутри этой страты. 

Во-вторых, был усилен курс на усмирение региональных элит. Их попытка придти к общефедеральной власти была резко пресечена в ходе предвыборной борьбы осенью 1999 г. В 2003 г. партия региональной элиты «Отечество – Вся Россия» была вынуждена объединиться с «Единством» в «Единую Россию». После президентских выборов 2004 г. курс на усмирение региональных лидеров был продолжен. 13 сентября 2004 г. Путин выдвинул инициативу о назначении глав регионов. В следующем году выборы глав исполнительной власти населением были отменены. Новое наступление на регионы началось после избрания президентом Медведева в 2008 г. Были отправлены в отставку все бывшие лидеры «Отечества – Всей России» и губернаторы-старожилы.

В-третьих, из Думы после декабрьских выборов 2003 г. исчезли демократические партии – Яблоко и СПС (который к тому же был и партией той части российской олигархии, позиции которой были ослаблены в связи с установившимся доминированием чекистов-олигархов). Таким образом, процесс мягкого подавления российского гражданского общества, начавшийся уже в августе 1991 г., достиг нового качественного рубежа. 

Президентскую четырехлетку Медведева можно рассматривать как попытку согласования интересов двух групп, выражающих волю Третьей державы – бизнес-олигархии и чекистов. Медведев в тандеме не персонифицировал «старо-ельцинскую» олигархию. Он олицетворял компромисс между отступившей на вторые роли «старо-ельцинской» олигархией и возвысившимися при Путине чекистами-олигархами, являвшимися одновременно высшими федеральными чиновниками. 

В путинско-медведевском тандеме внутреннее напряжение снижалось за счет региональной элиты. Именно в президентство Медведева (а не Путина) были смещены ведущие региональные лидеры – Шаймиев, Рахимов и, наконец, Лужков (сентябрь 2010 г.). Вспомним, что еще в ельцинский период одним из внутренних конфликтов в системе было противостояние Чубайса и Лужкова. Устраняя региональных лидеров, Медведев осуществлял курс всей бизнес-олигархии – как «ельцинской», так и «чекистской». Подавление региональной бюрократии было выгодно Третьей державе.  

В период правления Медведева пусть и на ничтожную долю, но все же снизилось давление государства на общество, что, вероятно, было необходимо Третьей державе для поддержания контроля над ним. Возможно, что Третья держава попыталась обмануть историю: использовать президентство Медведева, приуроченное к ожидаемому экономическому кризису, как контролируемый собственный спад, после которого должен был бы начаться ее новый квази-подъем – вместе с новым избранием Путина президентом в 2012 г. Медведев вступил в должность 7 мая 2008 г., а 19 мая в РФ началось падение российского фондового рынка, ускорившееся после конфликта с Грузией в августе 2008 г. Однако вместо планировавшегося затем квази-подъема 24 сентября 2011 г. Третья Российская держава вошла в состояние очередного спада.