March 20th, 2012

Мусульманские республики бывшего СССР и III Российская держава после 1991 г.

Особое место на просторах бывшего Советского Союза занимают мусульманские республики. Они оказались словно зажаты между двумя державами – III Российской и Ново-ближневосточной. 

Новая держава в странах Исламской метакультуры возникла в 1919 г. Особенностью Ново-ближневосточной державы стало ее возникновение в номинальных пределах халифата (но не султаната!) Османов. То есть на той территории, на которой мусульманскими (суннитскими) общинами признавался религиозный авторитет халифа. Благодаря этому новая держава и смогла проявлять себя в суннитских странах. Впоследствии ее воздействие распространилось и на те государства, большинство населения в которых было шиитским. 

Первым движением, инициируемым Ново-ближневосточной державой, стала Кемалистская революция. А ее самой первой идеологической доктриной – идеология «Шести стрел» Ататюрка: этатизм (примат государственных интересов над общественными и личными), национализм, секуляризация, республиканское государственное устройство, вестернизация, народность (провозглашающая единство общества и межклассовую солидарность), при особой роли армии. 

В политической жизни стран, связанных с Ново-ближневосточной державой, ведущая роль принадлежит армии и ее лидерам (либо вождям антиколониальных восстаний). Кадровыми офицерами были Ататюрк, Г. А. Насер, А. Садат, А. К. Касем, А. С. Ареф, М. Каддафи, Х. и Б. Асады, С. Хусейн, А. А. Салех, Д. Дудаев. Военизированные формирования возглавлял и Я. Арафат, который не был кадровым военным по причине отсутствия у Палестины собственной государственности. При возникновении кризисных ситуаций в державных государствах, армия постоянно вмешивалась в их политическую жизнь. 

Создание советских республик с мусульманским населением в первые годы Советской власти можно рассматривать как акцию III Российской державы, нейтрализующую мусульманский национализм, а значит и активность Ново-ближневосточной державы в советских пределах. Все среднеазиатские политические нации сформировались в результате советской политики. И это существенно влияет в настоящее время на характер взаимоотношений мусульманских республик СНГ с РФ и III Российской державой. 

Инометакультурный характер рассматриваемых государств предопределяет постепенное нарастание в них импульсов Ново-ближневосточной державы и угасание влияния III Российской. Происходит их дистанцирование как от российской, так и советской политической традиции. Проявлениями этого процесса можно считать, в частности, демонтаж советских памятников (Туркменистан, Узбекистан), переход на латиницу (Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан), отказ от российско-советской системы фамилий (Таджикистан), переименование городов с традиционными русскими и советскими названиями (Туркменистан, Казахстан). Эти проявления наиболее заметны в Туркмении и Узбекистане. 

Примечательно, что в ряде среднеазиатских государств обнаруживается сходство с идеологией кемалистской Турции, а лидеры Туркмении и Казахстана официально приняли титулы, являющиеся откровенной калькой с фамилии Ататюрка (Отца турок): Туркменбаши (Глава туркмен) и Елбасы (Лидер нации). 

Различие между государствами Исламской метакультуры, возникшими на обломках Советского Союза и сформировавшимися за его пределами, состоит в основном в том, какая сила стала носителем национально-политической идентичности. Если в «дальнем зарубежье» эту роль играла главным образом армия, то в пост-советских странах – преимущественно партийная и государственная номенклатура. 

Еще одной особенностью пост-советских государств этой метакультуры является их строго секулярный характер, унаследованный от СССР и усиленный остаточным воздействием III Российской державы. В этом отношении они гораздо ближе к Турецкой республике, чем к арабским странам. 

Одной из идеологем, скрепляющих мусульманские государства СНГ с III Российской державой, является культ «Великой отечественной войны». Хотя в некоторых из них он существенно сдал свои позиции в последнее время, до сих пор «День Победы» 9 мая является единственным общим государственным праздником военно-политического характера для РФ и этих мусульманских государств. 

Другим магнитом, удерживающим мусульманские республики бывшего СССР в орбите влияния III Российской державы, выступает русская диаспора, наиболее многочисленная в Казахстане (около 23% населения республики), а также в Киргизии (около 7%). Естественно, что именно в наиболее русифицированных Казахстане и Киргизии в наилучшей степени сохраняется советское наследие (советская топонимика и памятники, введенная в 1940 году кириллица). 

Как в случае с Грузией и Молдовой, важным фактором, сохраняющим мусульманские республики в орбите влияния III Российской державы, являются межнациональные и внутригосударственные конфликты: карабахский – для Азербайджана, межклановый – для Таджикистана. В этом же ряду сохраняющаяся с позднесоветских времен напряженность между киргизами и узбеками на юге Киргизии и противостояние между Севером и Югом республики. 

Влияние Ново-ближневосточной державы проникает не только в страны СНГ, но и в автономные республики РФ. Наиболее выразительным оно стало в Чечне в 90-е годы. Влияние этой державы, в силу метакультурных причин, сохраняется в этих регионах и сегодня, а в будущем будет только усиливаться. С течением времени все мусульманские республики СНГ (а в будущем – и РФ) будут все более отдаляться от III Российской державы и ее политических институтов. Это предопределено, с одной стороны, метакультурной идентичностью автономных республик с титульными мусульманскими этносами. С другой – деградацией III Российской державы. Ново-ближневосточная держава также деградирует, но она является частью Исламской метакультуры.