?

Log in

No account? Create an account

блог Фёдора Синельникова

Поверхность истории всегда находится на очень большом расстоянии от того, что кроется в ее утробе


Previous Entry Share Next Entry
Молдова и Третья Российская держава в период президентства Путина и Медведева
sinelnikov_f

Молдова – это государство, политическое развитие которого заметно отличается от других членов СНГ. Во-первых, уровень демократии в Молдове существенно выше, чем в других странах Содружества. Примечательно, что среди всех государств СНГ только в Молдове после 1993-94 гг. сохранилась парламентская республика. Во-вторых, Молдова была единственным государством СНГ, в котором коммунистам удалось вернуться к власти (2001 г.), при этом они не установили режим «управляемой демократии».

Это особенно примечательно, так как Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) к 2001 г. являлась одним из важнейших инструментов влияния Третьей Российской державы на Республику Молдову. Молдавские коммунисты до 2001 г. не только оставались верны архаичной идеологии, которая была связана с советской эпохой, но и выступали за тесную интеграцию с РФ.

Однако коммунисты Молдовы, находясь у власти в 2001-2009 гг., не проводили курс на реальное сближение с РФ и не смогли добиться воссоединения Приднестровья с Молдовой на условиях взаимоприемлемого компромисса. А именно это в наибольшей степени отвечало устремлениям Третьей державы, так как усилило бы в Молдове левый и русскоязычный политический лагерь и сделало бы невозможным в обозримой перспективе интеграцию Молдовы с Румынией. 

Третья держава всячески пыталась усилить свое влияние на Молдову. Одним из его каналов была дипломатическая активность РФ. К ноябрю 2003 г. был подготовлен «меморандум Козака» о воссоединении Молдовы и Приднестровья на условиях федеративного устройства единого государства, что фактически исключало его интеграцию с Румынией. Однако руководство Молдовы во главе с В. Ворониным под давлением Запада и оппозиции буквально в последний момент отказалось от его подписания. Более того, во время и после предвыборной кампании в марте 2005 г. Воронин официально заявил, что стратегической целью Молдовы является интеграция в ЕС. А политическим союзником ПКРМ в апреле 2005 г. стала партия Ю. Рошки, выступавшая за объединение с Румынией. 

Почему победа Партии коммунистов в Молдове и ее сравнительно долгое нахождение у власти не привели к установлению в ней авторитарного пророссийского режима и воссоединению с Приднестровьем? Или – иначе – почему ПКРМ в 2001-2009 гг., будучи правящей партией, не превратилась в активного выразителя воли Третьей Российской державы в республике Молдова? 

Причины этого – прежде всего – в этническом составе республики. По данным переписи 2004 г. к молдаванам причислили себя 76% населения Молдовы (без Приднестровья) и еще 2% назвали себя румынами. В итоге румыноязычный этнос составлял в Молдове 78% населения. Из общего числа населения обычно разговаривают на молдавском языке 58,8%, 16,4% – на румынском, 16,0% – на русском, 3,8% – на украинском, 3,1% – на гагаузском и 1,1% – на болгарском. То есть румыноязычным является более 75% населения против 16% русскоязычных. Присутствие русскоязычного этноса (который является державообразующим для Третьей Российской державы) на территории Молдовы (без Приднестровья) значительно ниже, чем например, на Украине, не говоря уже о Белоруссии. Соответственно в Молдове существенно ограничены возможности воздействия Третьей державы на эту республику изнутри через русскоязычное население. 

Нахождение же коммунистов у власти в Молдове в 2001-2009 гг. и их относительно прочные позиции в политическом пространстве этой республики обусловлены не этническими, а социально-демографическими причинами. Молдова на сегодняшний день является единственным европейским государством, в котором сельское население значительно преобладает над городским (61% против 39% по данным переписи 2004 г.). Более подробно о роли социально-демографических и этно-национальных факторов Вы можете прочесть в записи от 1 ноября. 

Интересно сравнить Молдову с Грузией 90-х годов. И та и другая республика потеряли контроль над частью своих территорий, и та и другая республика в своих новых, урезанных границах были гомогенны в этническом плане, а их русскоязычное население было малочисленно. Более того, у Грузии было социально-демографическое преимущество – в 90-е годы она была более урбанизированным государством, чем Молдова. По данным переписи 2002 г. городское население Грузии (без Абхазии и Южной Осетии) составляло 52%. Однако при этом в Грузии в 1992-2003 гг. существовал режим Э. Шеварднадзе, а Молдова после 1991 г. смогла не только сохранить демократию, но даже парламентскую республику. В чем же состоит отличие Молдовы от Грузии, позволившее ей поддерживать самый высокий уровень демократии среди всех государств СНГ? 

Во-первых, после революции 1917 г. Молдова дольше, чем Грузия жила в условиях демократии. В Грузии демократический период длился всего три года – 1918-21 гг. В межвоенной Румынии, в состав которой тогда входила современная Молдова, ограниченная демократия существовала в 1919-38 гг. Во-вторых, территории Молдовы и РФ не соприкасаются друг с другом – в отличие от территорий Грузии и РФ. В-третьих, республика Молдова непосредственно граничит с этнически однородной с нею Румынией, которая является демократическим государством и членом NATO (решение о вступлении Румынии в альянс было принято на Пражском саммите в ноябре 2002 г.). 

В силу отмеченных этно-культурных и исторических факторов положение ПКРМ как правящей партии было довольно противоречивым и она была вынуждена идти на сближение с ЕС и дистанцироваться от РФ. Так, с 2005 г. интенсифицировались контакты Молдовы с ЕС. Европейский и румынский факторы вообще оказывают огромное влияние на внутриполитические процессы в Молдове. Румыния вступила в NATO в марте 2004 г. и стала членом ЕС с 1 января 2007 г. В октябре 2007 г. в Кишинёве был открыт Центр информирования и документирования NATO. Все это усиливало позиции сторонников ускорения евроинтеграции Молдовы. Уже в июне 2007 г. мэром Кишинёва стал сторонник европейской интеграции и унионист Д. Киртоаке. В июне 2009 г. из ПКРМ вышел М. Лупу, вступивший в Демократическую партию и вскоре возглавивший ее. А в результате вторых в 2009 г. парламентских выборов (июльских) ПКРМ перестала быть правящей. В Молдове сложился Альянс за европейскую интеграцию (Демократическая партия, Либерально-демократическая партия, Либеральная партия), завоевавший большинство голосов.

Третья держава, естественно, стремится сохранить Молдову в сфере своего влияния. 16 сентября 2010 г. в Москве было подписано соглашение о сотрудничестве между Демократической партией Молдовы и «Единой Россией». Однако попытки Москвы расколоть Альянс за европейскую интеграцию (АЕИ) завершились в конце 2010 г. провалом:  руководителю администрации президента РФ С. Нарышкину не удалось склонить к союзу ПКРМ и ДП. Заметим, что коммунисты выступили на выборах 2010 г. еще менее убедительно, чем в 2009 г.: ПКРМ получила 39% голосов и завоевала 42 места в парламенте (для сравнения: на выборах в 2001 г. за нее было подано 50% голосов и она получила 71 место). 

В сложившихся условиях российская элита пытается удержать Молдову путем реанимации проектов по ее воссоединению с Приднестровьем – на условиях, менее выгодных для Приднестровья, чем те, которые были обозначены в «меморандуме Козака». Естественно, что для осуществления этого проекта необходимо сместить И. Смирнова с поста президента Приднестровья. И именно этого пыталась добиться кремлевская администрация, открыто выступив против выдвижения кандидатуры Смирнова на новый президентский срок. Кроме того, Москва продолжает придерживаться курса на раскол Альянса за европейскую интеграцию. Оптимальной целью Третьей державы является на сегодняшний день создание фактически унитарной Молдовы (очень похожей в политическом отношении на Украину), во главе которой будет стоять лево-центристский блок, включающий в себя ПКРМ и приднестровский клон «Единой России». Однако вероятность смещения Смирнова или его отказа от президентства остается низкой – деградирующая Третья держава не способна добиться координации интересов российской и приднестровской элит. А политическая элита Молдовы, поддерживаемая Западом, не стремится к усилению в Молдове российского влияния. Как показывает опыт пребывания у власти ПКРМ в 2001-2009 гг., даже в случае раскола АЕИ и создания лево-центристской коалиции в Молдове (без Приднестровья) курс на европейскую интеграцию этой республики не будет отменен.